ЕСТЬ ЧТО СКАЗАТЬ?

Поделись мнением о сайте

Черные мессы атенаис

 

В 1679 году в Париже начался процесс, получивший название «Дело о ядах», в котором участвовали сотни обвиняемых. Расследование вел глава парижской полиции Николя ла Рейни, а курировал лично король Франции Людовик XIV. Париж бурлил, переполненный ужасными слухами о колдуньях, невинно убиенных младенцах и черных мессах, где служили дьяволу. 106 человек были признаны виновными, часть из них сожжена заживо, а остальные посажены в тюрьмы. И вдруг в 1682 году процесс закрыли. Потому что наряду с именами знатных придворных на допросах все чаще звучало имя маркизы де Монтеспан, официальной фаворитки короля.

Мадам де Монтеспан является одним из персонажей серии «Анжелика» Анн и Сержа Голон, присутствует в романе Артура Конан Дойла «Изгнанники». Встречаем мы ее и в романе Александра Дюма «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя».

 

Ах, наивная Луиза де Лавальер, возлюбленная Рауля, виконта де Бражелона, знала бы ты, с кем познакомила своего милого Луи XIV! Мало того, что «задушевная подруга» отобъет его, завладев сердцем короля на добрых шестнадцать лет, так и тебе самой придется бежать в монастырь, спасая свою жизнь! Ведь только что умерла герцогиня Орлеанская Генриетта, у которой Луиза была фрейлиной. Перед смертью Генриетта уверяла, что ее отравили, просила врачей дать ей противоядие. Луиза незадолго до этого непонятно почему сама сильно болела и три дня провела без сознания...

 

У Людовика XIV было много фавориток. Но Луиза де Лавальер, по мнению Вольтера, была единственной, любившей его ради него самого, а не ради титула и щедрых подношений. Полная ее противоположность – Франсуаза Рошешуар, маркиза де Монтеспан.

 

Одна из старейших и прославленных фамилий Франции, Рошешуары жили в поместье Люссак с VIII века. Габриэль – старшая сестра Франсуазы, – дружила с Людовиком XIV с детства (а позже периодически пускала его в свою постель).

 

Жених Франсуазы Людовик-Александр де Тремоль, маркиз де Нуармуатье, спасаясь от наказания за участие в дуэли, бежал из Франции. Покинутую невесту навестил брат убитого в поединке юноши маркиз де Монтеспан и... неожиданно сам влюбился.

 

Франсуазу определили фрейлиной ко двору королевы Марии-Терезии. В знаменитом парижском салоне маршала Д'Альбре она однажды и заявила, что отныне ее имя – Атенаис (то есть Афина).

 

Учитывая постоянное отсутствие мужа не только при дворе, но и в Париже, его долги, не говоря уже о его похождениях с кухарками, Атенаис имела основания завести себе любовника, дабы утешить уязвленную гордость. И вряд ли кто-нибудь посмел бы бросить в нее камень. Но она держала свиту поклонников на расстоянии вытянутой руки. Знала, что Людовик часто оказывается в постели с женщинами легких нравов (например, с ее собственной сестрой), но сделать своей фавориткой он мог только ту, на чьей репутации не было ни малейшего пятнышка.

 

И когда Людовик в 1667 году отправился завоевывать испанские владения во Фландрии, она стала его любовницей: на одном из привалов, переодевшись в солдатскую форму, он вошел к ней, когда Атенаис принимала ванну, и стоял, обескураженный собственной выходкой до тех пор, пока она не откинула полотенце и не позвала его к себе.

 

В отличие от Луизы де Лавальер, страдающей от сознания своей греховности, Атенаис отказывалась страдать – и это новое ощущение придавало необычайную пикантность их отношениям. Более того, она стала единственной женщиной в жизни Людовика, способной утолить его любовные аппетиты.

 

Законный супруг Атенаис пытался добиться славы в военных походах и ничего не подозревал до тех пор, пока, однажды вернувшись, не узнал о ее беременности. Маркиз был в ярости, публично поносил короля, называя его вором и развратником. Хвастался, что специально ходит в самые дешевые бордели Парижа, чтобы подцепить болезнь Венеры и заразить им неверную супругу. Людовик выделил Атенаис четверых стражников. А потом на неделю засадил маркиза в тюрьму. В итоге Монтеспан отбыл в свое поместье с запретом появляться при дворе.

 

В поместье он потребовал расширить ворота и двери – дескать, его рога столь велики, что иначе он не сможет никуда войти, и объявил о «смерти жены по причине кокетства и амбиций». Пригласил всех соседей на «похороны» Атенаис и заказал заупокойную мессу. Ее чучело было захоронено на местном кладбище.

 

Маркиза де Монтеспан родила Людовику семерых детей. Не отличавшаяся особой стройностью в юности, с годами чрезвычайно расплылась. Чувствуя, что время ее уходит и вот-вот взойдет звезда новой фаворитки, она решила взять этот процесс под свой контроль: из Оверни доставили восхитительную молодую девушку, Анжелику де Скорай де Руссиль. Маркиза надеялась, что управляя этой «милой куклой» сможет по-прежнему влиять на короля.

 

Людовик действительно не прошел мимо юной Анжелики, она получила апартаменты в Версале, экипаж, слуг, титул герцогини и имение Фонтанж. Маркиза была ошеломлена тем, что король столь сильно привязался к этой девчонке. Из предполагаемого орудия управления Анжелика превратилась в злейшего врага, а с врагами Атенаис умела расправляться. Дальнейшие действия мадам де Монтеспан осели в протоколах «Дела о ядах».

 

Франция XVII века – это время разгула ворожбы, черной магии и ядов. Каждая вторая смерть была вызвана преднамеренным отравлением. В 1676 году в Париже даже вспыхнул бунт из-за того, что дети часто исчезали без вести. Король для борьбы с ворожбой и отравителями учредил специальный трибунал с чрезвычайными полномочиями, получивший название «Огненная палата». «Огненная палата» осудила 367 преступников, 36 из них были казнены. О высокопоставленных «заказчиках», как сейчас говорят, речи не шло, пока дочь «колдуньи» Лавуазен Маргарита не заявила:

– Моя мать казнена, мне некого больше щадить, и я хочу, чтобы узнали правду.

 

Ее показания ужаснули лейтенанта полиции Ларейни, проводившего допрос. Маргарита признала, что присутствовала на черных мессах, проводимых дома у ее матери аббатом Гибуром, которые сопровождались убийством младенцев.

– Однажды я увидела обнаженную женщину, лежащую на тюфяке. На животе у нее лежала салфетка, на ней крест и чаша.

 

И Ларейни услышал имя «дамы» – мадам де Монтеспан:

– Гибур принес, по приказу моей матери, на мессу для мадам Монтеспан ребенка, явно родившегося раньше срока. На другое утро мать отнесла склянку с кровью и просфирой мадам Монтеспан.

 

Это «приворотное зелье» король выпил вместо микстуры от кашля. Неудивительно, что Людовик XIV много болел, а врачи не могли определить причину его недомоганий. А Анжелике де Фонтанж изготовили отравленные перчатки. Анжелика внезапно заболела непонятным недугом и через некоторое время скончалась.

Дочь Лавуазен и другие подследственные утверждали также, что мадам Монтеспан хотела отравить и самого короля с помощью прошения, написанного на отравленной бумаге.

– Вы уверены, что бумагой, пропитанной ядом, можно отравить? – поразился Ларейни.

 

Наивный вопрос. Искусство обращения с ядами достигло в ту эпоху таких высот, что просто счастье, что оно было утеряно позднее. Чего только не придумывали, чтобы достичь своей цели. Отравляли духами, могли предложить половинку яблока, разрезанного на ваших глазах ножом, одна сторона которого была смазана ядом. Гибур мог так подготовить цветок, что понюхавший его умирал от приступа смеха (с отеком легких). Были ключи, на концах которых выступал яд, когда их вставляли в скважину. И так далее.

 

При упоминании Атенаис воля короля дрогнула. Он приказал упразднить «Огненную палату» и изъять все документы ее деятельности. Монтеспан покинула королевский двор.

 

Правая рука короля, генеральный контролер финансов Кольбер, чья дочь вышла замуж за племянника мадам Монтеспан, хотел спасти маркизу, и для него показания знахарок были «мерзкой ложью». Позднее историки также сняли с нее многие обвинения. Однако защита мадам Монтеспан разваливается при упоминании одного старого дела. В 1667 году, когда маркиза де Монтеспан только еще надеялась занять место Лавальер, она уже имела контакты с двумя осужденными по делу о ядах – знахарем Лезажем и аббатом Мариэттом. Здесь не идет еще речь о черных мессах с жертвоприношением младенцев, но мадам Монтеспан заказала приворотное зелье для короля.

 

Последние годы жизни она провела в одиночестве, вымаливая прощение у Бога, измучила себя постами и молитвами. Во искупление грехов носила подвязки и пояс с железными гвоздями. Ее постоянно терзал страх ада. Умерла в 1707 году, в возрасте 66 лет. До этого просила мужа о прощении, хотела вернуться к нему. Но маркиз ответил, что и слышать не хочет о своей бывшей жене.

 

***

Через месяц после смерти лейтенанта Ларейни Людовик XIV приказал принести ему шкатулку черной кожи, у которой, по словам секретарей суда Саго и Годена, «был свой охранник и в которой находились документы следствия за 1679-1680 годы, хранимые по специальному приказу Его Величества». Это были записи свидетельских показаний, касающиеся мадам Монтеспан. В присутствии короля и хранителя печати содержимое шкатулки было сожжено.

 

Но дневники Ларейни, детальный анализ хода следствия, более важные, чем даже документы суда, сохранились. Король не знал о них и надеялся, что огонь уничтожил навсегда свидетельства преступлений его фаворитки.

 

Оксана Валентинова.

Журнал «Подорожник», №56, 2010 год.