ЕСТЬ ЧТО СКАЗАТЬ?

Поделись мнением о сайте

«Миледи» Павла I

 

Когда произносится слово «миледи», то перед глазами встает образ обаятельной злодейки леди Винтер, созданный воображением знаменитого Александра Дюма-старшего. Именно она противостояла д'Артаньяну, Атосу, Арамису и Портосу на страницах романа «Три мушкетера». В отечественной же истории есть своя «миледи», причем не рожденная фантазией романиста, а реальная фигура времен Павла I. Звали ее Ольга Александровна Зубова-Жеребцова, младшая сестра последнего фаворита российской императрицы Екатерины II Платона Зубова. И интриговала она не против мушкетеров, а наоборот, объединившись с екатерининскими гвардейцами, участвовала в перевороте, который стоил жизни Павлу и привел на престол Александра I.

Любовник 60-летней российской императрицы Екатерины II Платон Зубов взлетел не по уму высоко. Кроме него, в фаворе находились также братья Валерьян и Николай, а также сестра Ольга. И, хотя в семье Зубовых все отличались красотой, о внешности младшей сестры фаворита по Европе ходили легенды. В юности она побывала во Франции, где очаровала Вольтера. Очаровала и Екатерину своим огненным темпераментом, бесстрашием поступков, независимостью и страстностью. Кроме того, современники признают, что Ольга была гораздо умнее своих братьев.

 

Она рано вышла замуж за Александра Жеребцова, человека родовитого и ничем не замечательного. В судьбе Ольги муж не играл никакой роли. А при дворе, где у нее была масса поклонников, вообще не появлялся.

 

Но чем выше взлет, тем больнее падение. Когда Павел I взошел на престол, все семейство Зубовых попало в опалу. Отстранена от двора была и Ольга. Ведь в свое время еще наследник Павел питал к ней нежные чувства, но мало того, что гордая красавица его отвергла, но и надсмехалась над его внешностью и характером.

 

Правда, Платон делает очень умный ход – сватается к дочери павловского фаворита  графа Кутайсова. Довольный отец ходатайствует перед императором, и Зубовым разрешено приехать в Петербург. Вскоре Платон получил доступ ко двору, был назначен начальником Кадетского корпуса. Но прежнего влияния «отставные» фавориты» не имели.

 

Нововведения Павла I всколыхнули все дворянство. Зреет заговор. Главную роль в нем играют граф Никита Панин, выходец из Мальты и основатель Одессы адмирал Осип де Рибас и петербургский генерал-губернатор граф Петр фон дер Пален, а среди участников, конечно же, – семейство Зубовых. Причем Ольга, судя по некоторым источникам, была одним из главных фигурантов этого дела. В ее доме на Английской набережной якобы на балы собираются заговорщики. Здесь под звон бокалов граф Пален собирал блестящую гвардейскую молодежь и сановников, оттертых на второй план новыми любимцами Павла. Говорят, что Ольга, решив использовать давнее знакомство с императором, предлагала свой план. Мол, она, напросившись на аудиенцию, сразит Павла отравленным стилетом. Правда, заговорщики решили «пойти другим путем».

 

То переодетая нищенкой, то – бородатым мужиком в тулупе и валенках, Ольга служит связной между ними. И еще одним человеком. Но об этом - чуть позже.

 

Дело в том, что «непредсказуемый» император резко повернул внешнеполитический курс России от союза с Англией и Австрией навстречу Франции. Как известно, первым руку дружбы Павлу I протянул Наполеон Бонапарт, велевший пошить великолепные мундиры для полутора тысяч русских солдат, оказавшихся в плену у французов после неудачной компании в Голландии из-за бездарного командования англичан. С запасом продовольствия и со своим оружием они были отпущены в Россию.

 

После этого русский император заключил мир с Францией и начал разрабатывать проект совместного похода в Индию. Русско-французская армия под общим командованием маршала А. Массена должна была захватить «жемчужину Британской короны». Командовать казачьим корпусом, входившим в состав экспедиционных войск, император назначил донского атамана Матвея Ивановича Платова. Будущий герой Отечественной войны 1812 г. уже четвертый год томился в Петропавловской крепости из-за того, что спас жизнь одному из ненавистных Павлу I братьев Зубовых. В начале 1801 г. Павел I выслал в сторону Индии русский авангард – 11 полков донских казаков...

 

Некоторые исследователи считают, что английский посланник в России Чарльз Уитворт – блестящий сердцеед – сумел влюбить в себя нашу героиню и сделать ее своей союзницей в организации заговора против Павла I. В пользу этой версии говорит тот факт, что, кроме Зубовой-Жеребцовой, у него был роман с княгинями Радзивилл и Толстой.

 

Другие же историки не без основания думают, что Ольга сама вовлекла в заговор Уитворта. Именно она сообщила посланнику о готовящемся походе в Индию. Как известно из истории, заговорщикам всегда нужны деньги. Это был беспроигрышный ход. Правители «туманного Альбиона» скупиться не стали. Организаторам «срыва затеи» Уитворт пообещал два миллиона рублей золотом. Эту сумму даже не с чем сопоставить в современном исчислении. Но кто сказал, что Индия для Англии стоила меньше?

 

Правда, посланника через какое-то время высылают обратно в Англию: Павел I случайно узнает, что в письмах Уитворт откровенно называл его сумасшедшим. Когда до реализации задуманного остаются считанные дни, Ольга также покидает страну и едет в Берлин.

 

В Неву входит яхта английского адмиралтейства, которая должна была принять на борт участников заговора в случае неудачи. Батальоны Преображенского и Семеновского полков подходят к Михайловскому замку, гвардейские офицеры, а с ними Платон и Николай Зубовы, врываются в покои императора. Шум разбудил Павла, и он еще мог бы спастись через потайную лестницу к своей фаворитке княгине Гагариной, но слишком перепуганный лишь попытался спрятаться за одной из ширм, загораживавших его кровать.

 

Известие о том, что Павел I «скоропостижно скончался от апоплексического удара» Ольга получила в Берлине на балу у прусского короля. Она так бурно выражала свою радость, что это вызвало скандал. Впрочем, в Пруссии ей уже делать было нечего – наша героиня торопилась в Англию. Уже в пути она узнала, что ее возлюбленный женился на богатой вдове герцогине Дорсетской, но планов своих не изменила.

 

Хотелось ли ей вернуть Уитворта или нет, неизвестно. История сохранила лишь сведения о том, что лорду пришлось несладко, когда «московитская графиня» пыталась выяснить с ним отношения. Герцогине Дорсетской пришлось даже уплатить Ольге десять тысяч фунтов «отступного». По другим сведениям, Зубова-Жеребцова лишь вернула должок: в Петербурге она практически содержала дом Уитворта.

 

Появление в Лондоне Ольги пришлось не по нраву не только лорду Уитворту и его супруге. Когда она обратилась к русскому посланнику в Англии графу Воронцову с просьбой представить ее ко двору, то он был абсолютно уверен, что женщину «столь компрометирующего поведения» английский двор отвергнет.

 

Но то ли граф был чересчур высокого мнения об английском дворе, то ли слишком низкого о Зубовой-Жеребцовой, только, к его великому удивлению, Ольгу «приняли», и еще как. Очень быстро «первый джентльмен Европы», дуралей и повеса, наследный принц Уэльский, будущий Георг IV «оказался у ног русской красавицы», и их связь была отнюдь не платонической. Следствием бурного романа, по некоторым данным, было появление у Зубовой-Жеребцовой сына, которому была дана фамилия Норд.

 

Кроме того, она вроде бы получила от английского правительства ту самую оговоренную сумму. Эти деньги должны были быть распределены между заговорщиками, но... наша героиня предпочла удержать ее за собой, будучи уверена, что никто не отважится требовать вознаграждения. Огромное состояние позволило ей проживать вдалеке от России до 1810 года, когда утряслись все страсти.

 

Ее жизнь в России была тихой, спокойной и очень длинной. Она пережила Уитворта, Георга IV, мужа, детей, братьев, всех участников «павловского» заговора. В 1849 году 83-летняя Ольга Жеребцова покинула этот мир.

 

Наша «миледи» не оставила после себя ни дневников, ни воспоминаний. Вероятно, все это было слишком опасным. Ведь об апоплексическом ударе, от которого якобы Павел I и умер, всерьез писали аж до конца XIX века.

 

Оксана Валентинова.

 

Журнал «Подорожник», №58, 2009 год.