ЕСТЬ ЧТО СКАЗАТЬ?

Поделись мнением о сайте

Королева вуду

 

Одно упоминание о вуду – древнем африканском культе, пробуждает в сознании самые мрачные ассоциации: куклы, олицетворяющие живых людей, таинственные ритуалы, зомби, кровавые жертвоприношения. Но главное – магические заклинания, дающие огромную силу и власть над душами людей.

 

  

Переплыв океан вместе с рабами с Невольничьего берега (старое название Западной Африки) на плантации Бразилии, Эспаньолы (ныне Гаити), Кубы, культ в Новом свете получил новую жизнь и такое широкое распространение, что в 1860 году Ватикан признал вуду разновидностью католицизма. А произошло это во многом благодаря деятельности Мари Лаво, «змеиной королевы» Нового Орлеана.

 

 Когда на Гаити получившие европейское образование негры вместе со жрецами вуду подняли восстание, вырезали белое население и установили республику, то уцелевшее от резни белые рванули в Новый Орлеан, прихватив с собой рабов-вудуистов. К ним присоединились и беженцы с охваченной беспорядками Кубы. Всего в город прибыло около 10 тысяч человек. Вот так огромное количество поклонников культа сосредоточилось в этом месте.

 

Мари Лаво была мулаткой, смешанной черной, белой и индейской крови; иногда ее описывали как потомка французского аристократа или дочь богатого белого плантатора. В записях о ее браке 4 августа 1819 года с Жаком Пари, свободным цветным человеком с Гаити говорится, что Мари была незаконной дочерью Шарля Лаво и Маргариты Даркантель.

 

Пари был квартероном – белым на три четверти. Он приобщил Мари к вуду, но вскоре исчез, вероятно, вернулся на родину. Примерно через пять лет появилась запись о его смерти, однако свидетельства о захоронении не было. Примерно в 1826 году Мари сошлась с Луи-Кристофом Дюмин де Клапион, другим квартероном с Гаити. Они никогда не были женаты, но у них дин за другим родились пятнадцать детей.

 

В Новом Орлеане Мари завела парикмахерскую, обслуживавшую богатых белых и креольских женщин. Эти женщины болтая, открывали самые интимные секреты, рассказывая о своих мужьях, любовниках, доходах, о любовницах их мужей, их делах, их страхах потерять рассудок или если кто-нибудь обнаружит в их предках негритянскую кровь.

 

Ох, лучше бы они этого не делали! Там словечко, здесь намек, а ловкому человеку, чьи ушки всегда на макушке, вполне достаточно! Неизвестно, вела ли Мари тайную картотеку или все сведения оставались у нее в голове, но использовала она их как надо.

 

В наше время, когда и более крупные скандалы проходят бесследно, трудно представить, как такое может быть. Но тогда репутация буквально висела на волоске. Достаточно было просто намека, что в жилах красотки течет 1/16 черной крови, или что юный шевалье жульничает в карты, и вот уже им предстоит до конца дней запереться на плантации в окружении негров. В приличное общество ход захлопывался.

 

Вскоре все болтливые кумушки, а также их мужья и дети оказались у Мари в руках. Это что касается белых, а для черных нашлось оружие получше – вуду. Она отправилась в обучение к лучшему специалисту в этой области, Джону Монтенету, «принцу сенегальскому», некогда похищенному в рабство. А после забросила парикмахерское дело, полностью отдавшись вуду. И продолжала накапливать сведения, не столько через магию, сколько через широкую сеть шпионов.

 

Одна из уловок заключалась в том, чтобы тайно повесить куколку вуду над входной дверью в дом кого-нибудь из слуг. Жертвы после обнаружения куколки были убеждены, что они прокляты, и бежали к Королеве вуду за спасением. Мари, которую местные жители уже называли «Хозяйкой», предлагала рассеять злые чары, если взамен жертва согласится шпионить для нее.

 

Вот так кнутом и пряником, Мари прибрала к рукам родной город. А вскоре взялась и за реформирование самих обрядов вуду.

 

Именно Мари успешно срастила древний культ с привычным с детства католицизмом. Африканские молитвы заменила латынь, в том числе псалмы. Вместо духов с небес на церемонии стали спускаться святые, чьи статуи пришли на смену традиционным маскам на алтарях. И получилась новая ветвь, называемая новоорлеанским вуду.

 

Но самое главное – Мари придала обрядам зрелищность, превратила их в масштабные спектакли. В начале церемонии она танцевала в обнимку с гигантским питоном по кличке Зомби. Затем каждый желающий мог выпить крови свежезагрызенного петушка или курочки, что способствовало успеху колдовства. И все действо проходило в окружении статуй католических святых, а участники церемонии и предметы культа, в том числе питон, обильно сбрызгивались святой водой.

 

В ряды вудуистов потянулись белые. Кого-то всего лишь притягивала возможность экзотического ритуального секса с хорошенькой негритянкой или мулаткой из числа ее «подопечных». Тут все было просто – заплати Мари и спи спокойно. По крайней мере, до тех пор, пока она не решит напомнить этот милый случай жене. Но многих больше всего привлекало колдовство.

 

Известные политики и аристократы искали ее помощи, прося ее предсказать их будущее. Судьи платили ей по 1000 долларов за то, что она помогала им победить на выборах. За плату Мари могла наложить или снять чары, и даже самые незначительные любовные приворотные порошки стоили белым до десяти долларов. Но лишь немногие чернокожие платили ей за услуги. Она стала настолько известной, что приезжие в Новый Орлеан первым делом наносили визит визит к Мари, чтобы она прочла для них заклинания.

 

О Мари Лаво ходили легенды. Чего стоил хоть такой случай. Одному богатому старичку приспичило жениться на юной красотке. То, что ему уже восьмой десяток, а ей всего шестнадцать, не смущало. У него есть деньги, а у ее папаши – ничего, кроме титула и фамильной спеси. Но девчонка заупрямилась, поскольку сердце ее принадлежало юному искателю приключений, который отправился в дальние края добывать миллионы.

 

Для профилактики девушку заперли в хижине на хлебе и воде, и отец периодически порол ее плеткой, как рабыню, но она не сдалась. Старик забеспокоился. Все же ему хотелось получить молодую жену, а не ее труп. Тогда они с отцом надумали обратиться к Мари.

 

– Свадьба состоится, – улыбнулась та.

 

Затем повидалась с девушкой, а старичку дала мешочек с волшебным порошком. И... девица перестала упрямиться, вернулась в особняк, а вскоре назначили день свадьбы.

 

После венчания был роскошный обед, а затем начался бал. Старичок повел молодую в вальсе. Но, сделав всего несколько па, побагровел и рухнул на пол. Позвали врача, но, увы, было поздно. Или, наоборот, в самый раз для юной вдовы. Ведь, став законной половиной богатого ловеласа, она автоматически превращалась в его наследницу, хоть и длилось их супружество всего несколько часов. И первое, что сделала новоиспеченная наследница огромного состояния – это вызвала из дальних краев своего любимого и вступила с ним в законный брак...

 

В Новом Орлеане шепотом говорили о вечной молодости «Змеиной королевы», о том, что она может одновременно находиться в нескольких местах. Не без оснований – одна из ее дочерей, тоже Мари, в зрелые годы стала очень похожей на мать, разве что кожа – чуть светлее. Мари Лаво Глэпион, родившаяся в1827 году, была такой же высокой и прямой, имела вьющиеся черные волосы и тонкие черты лица. Некоторые источники свидетельствуют, что зрачки ее глаз имели форму полумесяца.

 

Мари II продолжила сборища в «Белом доме», который построила ее мать для тайных встреч вуду и для любовных свиданий белых мужчин с черными женщинами. Один источник свидетельствует, что Мари Лаво II была талантливой сводницей, способной за деньги обеспечить клиента всем, что он пожелает. На вечеринках гостям предлагалось шампанское, еда, вино и музыка, а в это время молодые обнаженные негритянки танцевали исключительно с белыми мужчинами, среди которых были политики и другие высокопоставленные чиновники.

 

Несмотря на такой размах тайной деятельности, да еще не в одиночку, Мари Лаво-старшую почитали как женщину очень добродетельную. Даже ее духовник отец Антуан, самый популярный священник Нового Орлеана, считал ее истинной католичкой!

 

Самое смешное, что этот обман существовал в городке с населением меньше пятидесяти тысяч. Так безоговорочно верили, или просто предпочитали вслух говорить только о ее добродетелях? Например, о том, как она помогла одному американцу, тяжело раненному в битве за Новый Орлеан.

Или о посещениях осужденных в камере смертников города, куда Мари приносила пищу и утешение. Они получали от нее гамбо – традиционное новоорлеанское блюдо из даров моря, приготовленное по особому африканскому рецепту. Вроде бы она сдабривала гамбо природными лекарственными травами, которые успокаивали физическую и душевную боль преступников.

 

Другие полагали, что по крайней мере, один раз, Мари добавила в гамбо некое средство, которое вызвало преждевременную смерть осужденного, который договорился с палачом, чтобы тот щадил свою жертву от серьезных травм на экзекуции.

 

Мари Лаво была также известна еще и тем, что во время эпидемии желтой лихорадки в 1850-х годах первые люди города попросили ее помочь вылечить больных и спасти город от заразы.

 

Ну и, наконец, знаком ее высокого положения в обществе является то, что Мари была одной из немногих афро-американок, которых пригласили на похороны генерала Жана Хамберта, героя Новоорлеанской битвы. Хамберт, один из французских генералов, служивших при Наполеоне, получил известность, отличившись в борьбе против британцев в Ирландии. Позже он был направлен в Новый Орлеан, стал лучшим другом пиратки Джин Лафит и служил под началом генерала Эндрю Джексона, помогая ему в войне с британцами в Новом Орлеане в 1815 году.

 

Кроме того, с ней поддерживал хороште отношения герой американской освободительной войны, маркиз де Лафайет, который неоднократно посещал Новый Орлеан.

 

В 1869 году Мари Лаво I была председателем последнего официального конклава вуду, на котором собравшиеся почитатели решили, что она должна уйти в отставку. Она переехала в свой дом на улице святой Анны и не покидала его до смерти, наступившей в 1881 году.

 

Умерла она, естественно, как католичка. А вот ее могила стала местом паломничества вудуистов. К ней привозили изображения святых, крестики, духи, украшения и прочие жертвы духу великой колдуньи. По легенде, она и после смерти сохраняла деятельную натуру – подарки принимала, желания выполняла.

 

Увы, конец ее загробной активности положил ураган «Катрина» в 2005 году. Вода разрушила могилу, смыла домик великой колдуньи, вечерний поход с факелами к которому был весьма популярным туром в Новом Орлеане.

 

Надолго ли? Сможет ли Новый Орлеан обойтись без такой славной достопримечательности? Скорее всего, могила Мари скоро вновь «заработает» на туристическую индустрию.

 

Оксана Валентинова.

Журнал «Подорожник», №60, 2010 год.